Воздушный театр

Воздушный театр (макет)

 

Редчайший образец синтеза архитектурно-паркового и сценического искусства. Подобные театры, распространившиеся в России в богатых русских усадьбах XVIII века, наряду с террасами, гротами, каскадами были характерными мотивами итальянских парков эпохи Высокого Возрождения. Устроенный в Кускове в 1760-е годы, сегодня он утратил свои зеленые кулисы, сохранив лишь планировку и робкие очертания рельефа. 

Он состоял из амфитеатра для зрителей и сценической площадки. Сцена,  расположенная на насыпном холме высотой в 1,5 м, окруженная березовыми боскетами, внутри которых выращивались земляника и клубника, по краям украшалась высокой стеной стриженного барбариса. Шестью парами кулис служила еловая шпалера, уход за которой был сложен, но оправдывался прекрасной акустикой. Сверху сцена убиралась травяным ковром, а во время театральных постановок - деревянным настилом. Дерновый амфитеатр, состоявший из трех полукруглых скамей с проходом в центре, был рассчитан на 80-100 зрителей. Им перед началом спектакля предлагались мягкие подушечки. Соотношение глубокой сцены площадью в 3 250 кв. м и небольшого амфитеатра было обычным для зеленых театров XVIII века. Амфитеатр располагался к югу от сцены, таким образом, она получала достаточное солнечное освещение. Музыканты занимали места в оркестровой яме, закрытой со стороны зрительного зала цветочной клумбой. Актерскими уборными служили две круглые башни из стриженной зелени.

Открытый театр давал возможность многим желающим увидеть представление: в числе зрителей были не только почетные гости, но и многочисленная публика, смотревшая спектакль с дорожек парка. «Простолюдины при каждом забавном слове помирали со смеху, всему давая свой толк, и чрез то представляли из себя другое очень занимательное зрелище», - писал неизвестный участник кусковского праздника. В

Воздушном театре шли комические одноактные оперы «Роза и Кола» Монсиньи, «Говорящая картина» Гретри. Его сценическая история хранит воспоминания о талантливом исполнении некоторых партий примы шереметевской труппы - Прасковьи Жемчуговой. Так в «пастушьей опере» «Тщетная ревность, или Перевозчик кусковский» по тексту известного литератора Василия Колычева с послесловием «Гулянье, или Садовник кусковский», прославляющей красоты усадьбы, она исполняла роль Анюты. В именины графа Петра Борисовича 29 июня 1782 г. была показана пьеса неизвестного автора «Кусковская нимфа».


Вернуться назад

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика